Сб, 18.05.2024, 02:45
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Гора Сион

Меню сайта
Вход на сайт
Категории раздела
Мир веры [61]
Вера от слышания и она от Бога
Проповеди [49]
Проповеди
Время [50]
Время судов
Вавилон [54]
Каков он? Коварен, злой, лукавый и блудливый...
Мысли вслух [53]
Мудрость и истина от Бога
Проповеди (аудио) [42]
Аудиопроповеди
Поиск
Календарь
«  Май 2024  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Наш опрос
Кто ты, наш гость?
Всего ответов: 555
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Блог о вере и жизни


15:52
Будете гонимы
             
08.05.24
 Пишет Артур Кац: Как бы это ни было странно, но знаете, что зачастую становится результатом такого посвящения Богу? Поношение от людей.
 Однажды я проповедовал на Западном побережье США в одном известном харизматическом центре. Честно говоря, я и сам не знаю, как туда попал. Я не собирался и не планировал туда ехать, но верю, что Господь Сам устроил так, чтобы я там оказался. Там все настолько отличалось от того, к чему мы привыкли: это был огромный, головокружительный харизматический центр.

 Итак, я готовился в тот вечер к проповеди. Я начал молиться, и в святом месте во время молитвы Господь сказал мне: "Малая закваска квасит все тесто".
 На основании всего лишь этого маленького откровения от Господа я вышел тогда вперед в том огромном собрании верующих и стал проповедовать, имея от Господа лишь это маленькое "интуитивное откровение".
 Я сказал людям, что сегодня будет не проповедь, а событие, что и произошло в действительности, как мы увидим позже. Ибо во время моей проповеди я был прерван одним из служителей этой церкви, сказавшим мне: "Не убивай овец, а проповедуй евангелие!"
 Я посмотрел на него с удивлением, ведь, что касалось меня, я проповедовал Слово Божье. Поэтому я продолжал проповедовать, пока не закончил свою проповедь.
 Помню, когда я говорил, где-то посредине моей проповеди (хотя я и не планировал это говорить), я вдруг услышал слова, которые исходили из меня.
 Вот что я говорил тогда: "В жизни каждого служителя и каждого служения наступает момент истины. И если вы не отнесетесь к этому моменту так, как должно, и не поступите так, как подобает поступать с истиной, если вы не разберетесь с этой истиной, если вы закроете на это свои глаза, то именно с этого момента в ваше тесто вводится закваска".
 Как мало я знал о том, насколько уязвляющими и насколько точными, пронизывающими оказались мои слова для того собрания, той общины, в которой я проповедовал тем вечером.
 Это настолько их обидело, что по окончании моей проповеди пастор подошел к микрофону и сказал: "Давайте помолимся за нашего несчастного брата. Я всегда глубоко ценил брата Каца и его служение, но... очевидно, в нем происходит какая-то внутренняя борьба, которую он и изливает в сегодняшней вечерней проповеди. Так что давайте помолимся за этого дорогого человека".
 И один из его религиозных делков, один из его помощников, подошел ко мне, возложил на меня свою руку в эдакой снисходительной манере и начал за меня молиться. И затем все присоединились к этой молитве. И в то время, когда это происходило, один из слушателей встал, пересек всю аудиторию и подошел прямо ко мне.
 Он сказал: "Брат Артур, я полностью отрекаюсь и отказываюсь от всего, что происходит здесь в данный момент. Я хочу, чтобы вы знали, что я слышал вашу проповедь и свидетельствую, что каждое слово, которое вышло сегодня из ваших уст, было от Бога. Вот вам мой адрес, мои координаты, мое имя. Прошу вас, приезжайте и служите в моей стране, в Претории, в Южной Африке".
 После этого сам пастор и все его служители отвели меня в свой церковный офис и стали разбирать по косточкам. А я пытался определить, какой недостаток они нашли во мне, что было не так? Может быть, в тот вечер я проповедовал не по Писанию? Нет! Может быть, я говорил, как еретик, что-то противоречащее христианскому учению и доктрине? Тоже нет.
 Тогда я спросил их, в чем же дело и в чем они не согласны с моей вечерней проповедью?
 И мне объяснили: "Понимаешь, Арт, сегодня твоя проповедь была слишком серьезной для такой аудитории. Здесь же молодая община, молодые люди, и они вряд ли поймут те слова, которые ты говорил сегодня. Более того, твои слова могли очень легко их обидеть".
 И тогда я сказал им: "Но позвольте, что же вы тогда посоветуете мне делать? Вы что, хотите, чтобы я смотрел своими естественными глазами, своим естественным взглядом и по плоти определял и учитывал состояние аудитории передо мной, а затем вычислял, о чем мне говорить, а о чем нет на основании того, что видят мои человеческие, плотские органы чувств? Вы этого хотите?"
 После этого я сказал пастору: "Я хочу, чтобы вы знали, брат, что сегодня вечером, когда я молился Господу в святом месте, Бог, Который является моим Господом и перед Которым я стою, сказал мне: "Малая закваска квасит все тесто". И мне ничего не оставалось, как только говорить те слова, которые Сам Господь вложил в мои уста, несмотря на то, что они оскорбили и обидели вас".
 Запомните, служение священника очень часто будет оскорбительным для многих людей. Очень часто люди будут искаженно воспринимать священническое служение. Священническое служение очень часто будет кровавым. В нем будет много обрезания, много резания, много крови, много боли, много страдания. Количество крови будет таким большим, что вы не только сами будете покрыты кровью, но также будете обрызгивать ею и окружающих вас во время вашего служения.
 Но, говорю вам, что если вы будете послушны всему тому, что Бог требует от вас в процессе всех этих процедур, то в конце вы увидите, как на вас сойдет мера Божьей славы.
 Когда священник, выйдя из святого места, поднимает свои руки над народом, то слава Божья сходит на людей как огонь, что и было в служении Аарона.
 Облекитесь в Божье одеяние и снимите с себя свою собственную смердящую, запятнанную одежду, от которой исходит зловоние духа мира сего. Оденьте на себя эти священные Божьи облачения! Оденьте этот нагрудник, пусть он будет прикреплен к Богу, Который призвал вас. Оденьте на голову эту священную диадиму. Тогда с каждым вашим шагом вы будете ощущать вес этой золотой таблички, на которой начертано: "Святыня Господня".
 О, если бы каждый из нас мог носить эту табличку! О, если бы мы, постоянно находясь в сфере Божьего Духа, всегда чувствовали на своем челе вес этой святыни. С каждым шагом мы бы ощущали: "Святыня Господня! Святыня Господня! Святыня Господня!".
 Если бы так было, тогда насколько меньше появлялось бы этого порывистого, поспешного служения, на много меньше плоти в том, что мы говорим и делаем.
 Намного меньше было бы тогда душевности, намного меньше лилось бы тогда пустых человеческих слез.
 И больше было бы того, что пришло с Самих Небес. Ибо Бог не будет насильно навязывать нам те вещи, которые являются небесными и совершенными, до тех пор, пока мы довольствуемся чем-то меньшим. Думаю, тогда у нас было бы больше расположенности к тишине, к ожиданию Бога. Меньше было бы стремления выбегать к месту, с которого можно говорить к людям. 
 Но мы больше ожидали бы того, чтобы Дух Божий развернул и открыл нам разум Божий и славу всех Его целей и намерений в каждой конкретной ситуации. Давайте ощутим тяжесть и вес этой золотой диадимы, святыни для Господа.

                  Помазание не изливается на плоть.
 Затем мы читаем о том, как были помазаны елеем скиния, все ее принадлежности и предметы для служения - в общем, все то, что само по себе мертво и не может говорить.
 И знаете, я всегда изумляюсь: если Бог постоянно требует, чтобы этим драгоценным елеем помазания были помазаны медь и деревянные предметы, то что же тогда говорить о нас, о людях, о плоти и крови, о нас, которые сотворены по самому образу и подобию Божию, которые призваны для того, чтобы служить Богу! 
 Как мы смеем стоять перед людьми самонадеянно, не будучи помазаны на это священным, Божьим драгоценным елеем.
 В книге Исход говорится, что на человеческую плоть священный елей не должен изливаться. И слава Господу за то, что от подбородка до подошвы ног человеческая плоть была покрыта праведностью Божьего виссона, Божьего одеяния.
 И единственное место, куда могло попадать это священное помазание, этот Божий священный елей, это была голова Аарона, откуда елей стекал на его бороду и дальше на края риз.
 Это было единственное место на человеке, куда можно было изливать этот священный елей, т.к. на человеческую плоть его нельзя было изливать, как сказал Господь.
 И знаете, что является одной из самых печальных и грустных сторон во всей нашей современной харизматической культуре?
 Это то, что мы все больше и больше ставим ударение на нашем звуковом оборудовании и на других технических человеческих ухищрениях, используемых как замена святого Божественного помазания, которое все больше и больше исчезает из наших служений. Оно - святое, и на человеческую плоть не должно изливаться.
 Но когда у Бога есть Его люди, которые находятся в нужном для Него месте, в нужное для Него время и осуществляют Божье служение, на которое призваны лично Богом и привязаны к Нему этим небесным шнуром, творя при этом Божьи дела, а не свои - то можете не сомневаться, что Божье святое помазание обязательно будет на таких людях, на таких служителях. "И он излил Божий елей на сынов Аарона и он привел вола для приношения и они возложили на него руки и Моисей убил его".

                             Нет посвящения без смерти
 Заметьте, что в служении священника присутствует так много смерти, так много пролития крови. Одно животное за другим. Но та же самая кровь смерти является той же кровью, которая затем все окропляет. Нет посвящения без смерти. Нет жизни, как только через кровь, которая исходит от жертвы и окропляет Божьих служителей. Одно и то же свидетельство вновь и вновь повторяется в Писании: что Божье священное служение, служение священника не должно исходить от человеческой плоти. Священническое служение не должно быть продуктом человеческой ревности. Оно не должно быть выражением душевности или человеческой доброжелательности делать что-либо для Бога.
 Священническое служение, касающееся времени и вечности, исходит только из жертвы, закланной на смерть. Только из окропляющей крови жертвы, из жизни воскресения.
 Священство по чину Мелхиседека осуществляется в силе вечной непреходящей жизни. У священства по чину Мелхиседека нет ни начала, ни происхождения, ни конца дней, нет ни отца, ни матери. Священник Мелхиседек жил в силе жизни вечной, неразрушимой, непрестающей жизни (Евр. 7:16).
 И только такой вид священства должен совершаться в наши дни. Сейчас можно даже измерить отсутствие подлинного священства в наши дни, можно определить через отсутствие познания Жизни воскресения, ибо эти две вещи очень тесно и неразрывно связаны между собой и накрепко органически соединены.
 Священничеству не учатся - его наследуют, получают по наследству точно так, как и сыновья Аарона.
 Знаете ли вы, что существовала только одна священническая одежда, передававшаяся от Аарона-первосвященника дальше, его преемникам. И каждый, кто становился первосвященником, должен был дорасти до этой одежды. Ее не подшивали по размеру того или иного человека - она всегда оставалась неизменной.
 То же самое касается и нашего времени: есть только одна священная одежда, до которой мы все должны дорасти, дорасти до точных пропорций священника Мелхиседека, до священничества, осуществляемого силой вечной Божьей непрестающей жизни, сходящей с небес. И служить как-то по-другому, а не под действием вечной Божьей жизни - это значит, служить в абсолютном противоречии с истинным священническим служением.
 Каждый из нас, кто имеет чувствительное ухо, знает разницу между одним и другим. Мы слышали хорошие проповеди, мы слушали хорошее учение, мы видели разные служения и слышали разные проповеди и хорошие свидетельства; но есть разница между просто хорошим и тем, что имеет силу и жизнь, исходящую из смерти.
 Вот почему Бог призывает священников становиться в проломе стены, которая может вот-вот обрушиться, которая не была скреплена известью, а всего лишь подбелена белой краской, и не более. Да, это кажется правильным, это кажется белым, звучит как истина: да, это не противоречит известным христианским учениям, это технически правильно - но все равно эта стена обрушится, потому что только известь может скрепить ее и сохранить от падения и разрушения, т.к. только известь имеет необходимый органический состав.
 К сожалению, я не так уж разбираюсь в извести, но, знаете, что в нее входит? Разложившиеся остатки органических накоплений, умерших тысячи лет назад. Поймите, без смерти не будет стены, которая сможет устоять - она будет всего лишь подбеленная. Без смерти, без окропления кровью не бывает истинного священнического служения. Будет всего лишь правильное служение, но без Божьего аромата и благоухания, без Божьего огня, который сходит с неба и заставляет людей падать своими лицами на землю.

             Что мы кладем на алтарь перед Богом?
Итак, "Моисей вылил кровь к подножию жертвенника и освятил его, взял весь тук, который на внутренностях, и сальник на печени, и обе почки и тук их и сжег Моисей на жертвеннике (16 стих). А тельца, и кожу его, и мясо его, и нечистоту его сжег на огне вне стана, как повелел Господь Моисею".
 Вы знаете, что я думаю? Что мы все перепутали, сделали все наоборот. Мы сжигаем перед Богом и считаем самой лучшей жертвой для Него то, что мы больше всего ценим сами.
 Вот что мы обычно сжигаем для Него: плоть, кожу и мясо. А то, что нам кажется абсолютно ненужным и неценным, то есть: внутренности, кишки и т.п., - то мы хотим вынести прочь за стан и там уничтожить.
 Смею сказать вам, что Божий путь - это не человеческий путь! Можно ли мне сказать вам, что то, что неприятно и ненужно нам, имеет огромную ценность в глазах Божьих и является для Него приятным благоуханием.
 Бог вовсе не заинтересован в нашей внешней шкуре, в нашей плоти, в нашем мясе. Он повелел Моисею вынести все это за стан вместе с нечистотой. Видите? Он все это приравнял к нечистоте - нашу плоть и нашу шкуру. Но то, что спрятано внутри нас, находящееся во внутреннем человеке, то, что подверглось глубокой Божьей обработке в Святом Святых - именно оно является благоприятным благоуханием для Господа.
 И сколько есть священников, которые положили все это на жертвенник и дали Богу возможность провести там работу, сколько тех, которые ожидали Бога и с радостью приняли Божью операцию в своих внутренностях в святом месте, в результате чего они могут принести Богу это благоухание приятное, эту жертву, это всесожжение, поглощенное Божьим огнем?
 Обращаю ваше внимание на то, что именно огонь совершает эту работу. Но у многих из нас нет ни внутренностей, ни огня. И все, что мы кладем на жертвенник перед Богом, это нашу нечистоту, нашу плоть, наше мясо, нашу шкуру, все наши внешние вещи и достоинства, которые вовсе не являются для Бога благоуханием приятным. На них Бог никогда не пошлет с небес Божественный огонь, как знак Своей славы.
 Священник - это тот человек, который пережил Божье действие в своей внутренности, который пережил Божью работу внутри себя. Бог совершает ее в святом, внутреннем месте, причем так, что этот священник не может объяснить это другим людям.
 Если он расскажет другим людям обо всех методах, которыми Бог проводит Свою работу внутри него, то им может покажется это все позорным, неприятным, так что они станут поносить такого священника. Вы не можете объяснить другим то, что пережили сами.
 Вы можете только молча страдать и переносить унижение из-за всего того, что Бог совершил внутри вас, в тишине и покое, в том месте, которое Сам Бог избрал лично для вас, если только вы позволяете Богу привести вас в такое место.
Артур Кац.
  
Продолжение
 
Категория: Проповеди | Просмотров: 101 | Добавил: Евгений | Теги: церковь, Артур Кац, Тайна священства, Будете гонимы | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar