Вс, 24.06.2018, 13:59
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Гора Сион

Меню сайта
Категории раздела
Вавилон [38]
Каков он? Коварен, злой, лукавый и блудливый...
Мир веры [47]
Вера от слышания и она от Бога
Время [35]
Время судов
Проповеди [47]
Проповедуйте Евангелие всей твари...
Аудио (проповеди) [32]
Не живи за завесой
Поиск
Вход на сайт
Наш опрос
Кто такой христианин?
Всего ответов: 132
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Мини-чат

Блог о вере и жизни

Главная » 2017 » Май » 9 » Чарльз Финней. Отступники
16:38
Чарльз Финней. Отступники
                 
09.05.17
  Есть разница между знанием о Боге и знанием Бога лично. Проверьте свое богословие, вполне возможно, что оно стало вашим идолом. Некоторые любят то, что узнают о Боге больше, чем Самого Бога.
 Библия предостерегает нас об опасностях, приходящих с нашим знанием о Боге, особенно для богословски подкованных и убежденных. «Нельзя служить и Богу, и богословию».
  Хорошее богословие – это лишь средство почитания и поклонения Богу, иначе оно бесполезно. Не превратилось ли ваше увлечение богословием в идолослужение? Не попали ли вы в ситуацию, когда, по иронии судьбы, ваши знания о Боге удалили вас от Всевышнего, а не приблизили к Нему?
  Чтобы попытаться найти ответ на этот вопрос, я предлагаю вам задать себе вопрос:  Приближает ли ваше богословие к Богу? Помогают ли ваши знания о Боге углубляться в молитве? Самая верная проверка нашего богословия – выяснить, производит ли оно более близкие отношения с Богом. Никто не мог рассказать Иисусу что-нибудь новое о Боге, но Он, тем не менее, не отлынивал от молитвы. Более того, Он настойчиво и усердно находил время, чтобы провести со Своим Небесным Отцом (Ев. от Марка 1:35). Тим Келлер говорит:
«Верный способ проверить свое духовное состояние, по словам Иисуса, посмотреть на свою личную молитвенную жизнь. Многие люди молятся, когда этого требуют культурные и социальные обязательства, а еще они молятся, когда в их жизни появляются трудности. Однако, те, кто поддерживает настоящие, невыдуманные отношения с Богом Отцом, испытывают внутреннее желание молиться, даже когда нет никаких внешних катализаторов для этого» (Prayer (Молитва)).
 Помогает ли ваше богословие с радостью ответить на призыв «идти и научить все народы»? Знание о Боге и Его Слове должно «отяготить» вас мыслями о мире вокруг нас, чтобы окружающий мир увидел, познал и полюбил истину, которую познали и полюбили мы. В каждой изученной главе, в каждом заученном наизусть стихе, в каждой понятой доктрине должен быть импульс идти и свидетельствовать о Христе. Именно об этом молится Иисус:
«Ныне уразумели они, что все, что Ты дал Мне, от Тебя есть, ибо слова, которые Ты дал Мне, Я передал им, и они приняли, и уразумели истинно, что Я исшел от Тебя, и уверовали, что Ты послал Меня. Как Ты послал Меня в мир, так и Я послал их в мир. Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены́ воедино, и да познает мир, что Ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня» (Ев. от Иоанна 17:7-8,18,23). Весь смысл нашего знания чего-нибудь о Боге лишь в том, чтобы и мир тоже Его познал. Подталкивает ли ваше богословие к миссии, к благовестию там, где Господь поместил вас в этом мире?
  Почти, о том же пишет Чарльз Финней об отступниках: «Накажет тебя нечестие твое, и отступ­ничество твое обличит тебя; итак по­знай и размысли, как худо и горько то, что ты оставил Господа, Бога твоего, и страха Моего нет в тебе, говорит Гос­подь Бог Саваоф» (Иеремия 2:19). "Человек с отступающим сердцем насытится от путей своих". Притчи 14:14. (Перевод с еврейского). Отступники кто они?
  Сделаться отступником — значит отступить от занимаемого человеком положения. Если упот­ребить это определение, говоря о религиозных вопросах, то в широком смысле можно охватить им целый класс людей, называющих себя верующими, независимо от того, имеют ли они веру или нет. Если они исповедовали религию, сообразуя с ее правилами свою жизнь настолько, что казались верующими, а потом вдруг отступили, хотя бы только от этого внешнего соблюдения формы, их принято называть отступниками; даже в том случае, если их религия была лишь пустой обрядностью. Также принято называть людей отступниками, ко­гда они совершенно отступают от всякой веры или же переходят из ревностного верования в равно­душное.
   Именно в этом последнем смысле часто пони­мается это слово в Ветхом Завете. В нем народ Божий назывался отступником, когда он впадал в идолопоклонство, а также и тогда, когда он ста­новился холодным и небрежным в исполнении сво­их религиозных обязанностей.
  Смысл, в котором я теперь употреблю это выра­жение, будет обозначать человека обращенного, истинного христианина, оставившего свою первую любовь.
   Его ревность охладела. Пыл чувств и глубина благочестия угасли. Он может сохранить вполне вид верующего, соблюдать все обряды, посещать собрания, читать Библию, исполняя все это безу­коризненно, но во всем этом будет ощущаться отсутствие Духа. Чуткость чувств притупилась, и в сердце своем подобный человек - отступник.
   Возможно, что и сейчас это относится к некото­рым из вас; Богу известно, так ли это. Твоя совесть, если ты не заглушишь ее голоса, подскажет тебе это. Понизилось ли твое усердие, исчезла ли опре­деленность твоей цели и верность в исполнении обязанностей? Если это так, то к тебе именно обращаюсь я. Тебя именно имеет в виду Бог. Он называет тебя отступником.
  Таков ты, пастор церкви, ты пресвитер, если между вами есть таковые; ты, женщина, каково бы ни было твое положение в церкви, если это опреде­ление подходит к твоему состоянию, ты - от­ступница, и так именуешься ты в Книге Божией.
  Всякий, некогда обращенный, утративший на­слаждение в тайной молитве и не пребывающий в постоянном общении с Богом, является отступ­ником. Возможно сохранить форму молитвы, долго оставаться коленопреклоненным и не быть в обще­нии с Богом - не ощущать присутствия Божия; иметь вид молящегося, не имея Духа молитвы. Если ты, молясь, действительно не приближаешься к Богу, то ты или отступник или лицемер. К какой бы ты церкви ни принадлежал, какое бы ни было занимаемое тобою положение и каким бы ты ни казался людям по твоему внешнему виду, Бог будет почитать тебя отступником, если ты не имеешь Духа молитвы.
 Если ты больше не находишь наслаждения в чтении слова Божия, ты отступник в сердце. Если твоя обыденная жизнь не слагается по тем пра­вилам, которые ты из слова Божия черпаешь, ты отступник. Если ты перестал предпочитать чтение Библии чтению всякой другой книги, когда заме­чаешь, что чтение толкования слова Божия стало удовлетворять тебя столько же, как само слово, ничем не приправленное, это будет признаком, что ты уже начал отступать. Если ты идешь еще дальше, полагая, что достаточно изучил Библию и можешь теперь заняться изучением чего-нибудь другого, то ты уже на много отступил. Остерегайся, испо­ведник учения Христова! Если ты заметишь, что при чтении какой-нибудь главы она более не интересует тебя, имя твое для Бога будет - отступник.
  Если ты сообразуешься с миром, ты отступ­ник. Если все земное у тебя на первом плане и ты замечаешь, что, пробуждаясь утром, твои первые мысли о мирском, или когда, в минуты уединения, ты добровольно подчиняешься течению мыслей в этом направлении; когда твои товарищи, мысли и чувства связаны с земными интересами - ты от­ступник в сердце.
  Когда твое сердце не сжимается болезненно и не изливается в молитве при виде состояния церкви, это потому, что ты отступник. Если ты без собо­лезнования и глубокого огорчения смотришь на, так называемых христиан в этом городе, ты, ве­роятно, отступник в сердце.
  Если ты равнодушен к низкому уровню верующих, ты отступник. Многие, при виде больших собраний, где не замечается разлада, говорят: "Какое приятное настроение; как эта церковь процветает; как мирно и спокойно в сердце се, как это прекрасно". Но при всем этом в церкви этой нет обращений, не спасаются души. Тот, кто называет подобное состояние процветанием церкви и прекрасным, должен быть отступником или лицемером.
  Если бы он не был таковым, такое состояние не удовлетворило бы его; не видя обращений грешников он не успокоился бы. Очень поверхностна религиозность христианина, которого можно удовлетворить чем-либо, помимо обращения грешников.
  Когда развращенность грешников не волнует и не огорчает тебя, это будет служить признаком отступления. Тот, в присутствии которого можно богохульствовать, делать всякое беззаконие и душа его не будет стенать при виде этого, не будет молиться и сокрушаться о грешниках, является отступником. Как мало ты походишь на псалмопевца, говорящего относительно грешников: "Из глаз моих текут потоки вод от- того, что не хранят закона Твоего. Ужас овладевает мною при виде нечестивых, оставляющих закон Твой. Вижу отступников, и сокрушаюсь, ибо они не хранят слова Твоего". (Псалом 118:136,53,158). Так будет сокрушаться всякий христианин при виде нечестивых, если он не отступник.
  Отступник узнается еще по тому, что его молитвы его наедине с Богом становятся короче, а расстояние между ними делается длиннее. Тот, кто находит наслаждение в молитве, будет молиться постоянно. Если ты редко молишься, чаще садишься за трапезу, чем идешь на молитву, или употребляешь меньше времени на общение с Богом, чем на удовлетворение твоих земных потребностей, это есть признак отступления. Так ли ты поступал в то время, когда испытывал первую любовь?
  Тогда ты охотнее шел на молитву, чем садился за стол. Твое чувство было, когда приходилось между тем и другим избирать: "Пусть лучше тело мое попостится, лишь бы душа была напоена".
  Боюсь, что в церкви большинство членов проводят больше времени в еде, чем и молитве. Если они не будут остерегаться, пища сделается для них сетью и ловушкой. Тот, кто проводит больше времени за едой, чем с Богом в молитве, хуже обжоры.
 Когда ты небрежно относишься к тайной молитве. Если человек, в уединении, легкомыслен в молитве, если душа его не пламенеет искренно пред Богом, если у него нет борьбы для получения благословения, это доказательство того, что он отступник.
  Когда ничтожные причины удерживают тебя от тайной или общественной молитвы. Укажите мне человека, который встает с колен своих из-за пустяка, или который, в извинение того, что не бывает на собраниях, приводит незначительные причины, и я скажу вам, что имя такого человека - "Отступник". Он не променял бы свои часы молитвы на еду или что-либо другое, если б не был таковым; он находил бы больше удовлетворения в молитве и чтении слова Божия, чем в насущном хлебе, Иов говорит: "Глаголы уст Его хранил больше, нежели мои правила" (Иов. 23:12). Если ты находишь возможным, чтобы легкое недомогание или незначительное неудобство помешало тебе идти на собрание или отвлекло от особенных духовных обязанностей, ты отступник.
  Может быть, мне следует обратиться к каждому из вас с вопросом: "Не так ли это с тобою сегодня?
  Не упомянул ли я факта, подходящего к кому-нибудь из вас, чего-нибудь, что ты знаешь, относится к тебе? Возлюбленные, случается нечто подобное с некоторыми из вас?" Если да, то откройте сердца ваши для принятия этой истины. Не относите ее к соседу, не отдавайте другому, но примите ее и унесите с собою. Она вам необходима и принесет вам пользу, если вы не воспротиветесь ей. Если хоть что-нибудь из сказанного коснулось тебя, будь честен, подпиши имя свое "Отступник" и покайся.

Причины отступления
   Недоброжелательность к кому-нибудь. Если таить недоброжелательность к тому, кто сотворен Богом, окажется невозможным одновременно с этим наслаждаться присутствием Божиим; как бы ни был негоден и ничтожен человек, если ты питаешь ненависть к нему, ты в очах Божиих человекоубийца и Дух Божий не может пребывать в тебе. Ты являешься отступником. Нередко люди, действительно оскорбленные, так долго носятся с этим чувством, пока оно, как червь не подточит всю их богобоязненность. Сохраняя чувство недоброжелательности к кому-нибудь, ты не можешь молиться. Бог не услышит твою молитву. Ты жестоко обманываешься, думая, что молишься. В подобном состоянии немыслимо иметь духа молитвы и быть в общении с Богом. "Когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваги небесный простил вам согрешения ваши" (Марка 11:25).
  Еще, во многих случаях, причиною к отступлению является чрезмерное поглощение мирскими делами. Если у тебя так много земных дел, что все твои мысли поглощены ими и почти все твое время отдано им, ты непременно отступишь. Ты не имеешь права иметь столько дел, что не находишь время молиться. В этом нет необходимости. Бог этого не требует; Он не желает, чтобы Его слуги были настолько обременены работой, чтобы не иметь времени совещаться с Ним, делиться с Ним своим положением, успехами и просить Его руководства.
  Ты, очевидно, не имеешь правильного взгляда на дело, когда у тебя настолько накапливается работы, что ты лишаешься возможности служить Богу. Если бы ты относился к занятию, как к делу Божию, тебе было бы ясно, что угодить и прославить Бога этим путем нельзя, втянувшись в житейские дела и столько их набирая, что невозможным для тебя становится уделить время на молитву и чтение Библии.
  Труд есть обязанность: я всегда стараюсь каждому внушить это. Быть всегда занятым - всегда, так или иначе, употреблять свое время на полезное, это долг, возложенный на нас Богом. Но предаться делу и дать ему завладеть нами в ущерб молитве, дать ему возможность подточить нашу веру - совершенно неправильно. Бог никогда этого не требует. Люди - домоправители Божии, и Он никогда не возлагает на них столько дела, чтобы лишить их возможности быть в общении с Ним. Когда они устремляются в суету и попадают в водоворот житейских забот и земных дел, это ясное доказательство того, что они работают для себя, а не для Бога, и стремятся к наживе. Иначе они не имели бы цели поступать так. Таким способом любовь к Богу никогда не проявляется. А тот, кто затевает дело в свою пользу, непременно отступник.
 Еще к отступлению часто может послужить дело, в котором бываешь связан с необращенным товарищем. Заключивший подобный союз после своего обращения, непременно подсечет свою веру.  Богобоязненность его придет в упадок, и он отступит. Причина этого очевидна. Необращенный человек никогда не ведет дело на христианских началах. У него в самом основании нет тех правил. Поэтому предприятие не может вестись на тех началах, какие угодны Богу. А если ты даешь свое согласие на то, чтобы дело велось на иных началах, ты потерпишь крушение. Ты отступишь, и вера твоя пошатнется. Бог желает, чтобы всякое дело велось по славу Ему; и если ты не так управляешь делом, как Ему угодно, ты отступишь.
  Я мог бы указать много случаев, когда христиане вступали в деловые отношения с необращенными, и доказать, как сильно эти сделки повредили не только вере их, но и их доброму имени. Я этим не желаю сказать, что необращенные нечестны в своих отношениях к людям в том смысле, как принято это понимать между людьми, но они нечестны в очах Божиих, не ведя дело во имя Его. Бог требует, чтобы человек в деле своем прославлял Его, чтобы оно так велось, как будто Сам Бог стоит во главе и надзирает и управляет им и чтобы люди были верны в нем Ему. В человеке, поступающем так, ты узнаешь превосходного христианина. Но когда ты вступаешь в соглашение с человеком, поступающим иначе ты этим присваиваешь его правила и идешь заодно с ним. И тогда ты отступишь. Не верю, чтобы можно было привести хоть один случай в доказательство противного, т.е., что христианин, вступивший в товарищество с мирским человеком, может остаться верным Богу. Ты непременно должен обидеть своего товарища или Бога. Ты уже тем оскорбляешь Бога, что ставишь себя в такое положение и в дальнейшем будешь еще продолжать оскорблять Его.
  Влияние мирских друзей - обыкновенная причина отступления. Когда обращенный сохраняет дружбу с миром, он непременно сделается отступником.
  Вступление в брак с необращенным или необращенной непременно повлечет за собою отступление. Этот факт уже сам по себе свидетельствует об отступлении. Христианин, отдающий свое сердце тому, кто не состоит в дружбе с Богом, должен предварительно оставить первую любовь; состояние такого человека будет постепенно ухудшаться и Богу придется предоставить его собственным путям.
  Очень часто отступление происходит от страха оскорбить мирских друзей чрезмерной ревностью к Богу. Если ты из страха оскорбить чувства твоих друзей позволяешь им в твоем присутствии хулить Бога без возражений с твоей стороны, ты скоро сделаешься отступником. Некоторые доходят до того, что сами принимают участие в оскорблении Бога и нарушают заповеди Его ради того, чтобы не показаться невежливыми по отношению безбожных товарищей и из страха оскорбить их.
 Когда ты с пренебрежением или легкомысленно начинаешь относиться к тайной молитве – ты на краю отступления. Я уже упомянул об этом, как о признаке отступления, но это является также и причиною. Отступление часто с этого и начинается.
  Я приведу в пример одного брата, которого я хорошо знал. Он был чудный человек. Вот как писал он однажды сыну своему, рассказывая ему о своем отступлении: "После моей женитьбы я, года два, или два с половиною, пользовался духовными наслаждениями. Впоследствии я стал утрачивать всю сладость общения с Богом. Я сильно ослабел в тайной молитве, сделался распущенным и стал добычею греха. Я начал водить знакомства с легкомысленными товарищами, как и делал это раньше.
Я стал отягощен земными заботами и искал успокоения в том, что я хорошо сознавал, было оскорбительным для Бога. Совесть часто обличала меня, но с женою и детьми я сохранял внешний вид молитвы. Мой духовный отец г-н Вильс умер; я не полюбил его приемника и стал праздношатающимся по воскресеньям; желая, чтобы "льстили моему слуху", я начал искать, во вред себе, разнообразия в проповедях. Своим примером я дурно действовал на жену и детей и втянулся в привычки и мирские удовольствия. Я вполне сознавал, насколько я удалился от милости Божией, но был так опутан, что не хватало энергии вернуться на прежний путь"
.
 Тут, очевидно отступление началось от недостатка искреннего усердия в тайной молитве. Это часто случается. Молитвы твои становятся короче, менее горячи и реже, и чем меньше ты молишься, тем слабее становится твоя охота к молитве; и молитвы твои все продолжают укорачиваться, а расстояние между ними делается все длиннее. Чем слабее молитва, тем слабее, вероятнее всего, будет и последующая и, наконец, ты дойдешь до состояния, откуда труден тебе возврат. Сопротивление этому необходимо при самом начале. При первом предупреждении надо принять меры. Лишь только ты заметишь влечение в эту сторону, прими меры защиты, и не иди дальше, иначе, в скором времени, твое имя будет "Отступник".
  Небрежное отношение к Библии бывает предвестником отступления. Это тоже является не только доказательством, но и причиною отступления.
 Человек, имеющий Библию и не читающий ее, не может пользоваться духовными наслаждениями. И если он ее читает небрежно, он сделается отступником. Удивительно, как мало в церкви истинного знания Библии. Это доказательство того, как мало читается Библия, как мало настоящего доверия к ней, как мало интересуются ее содержанием и как мало имеют веры в нее, как в слово Божие.
  Недостаток строгой честности тоже бывает причиною отступления. Недостаток безупречной честности подточит твою веру. Если ты, в твоих деловых отношениях, допустишь не вполне честные поступки, или решишься воспользоваться, для своей выгоды, другими людьми, каким-бы то ни было способом - ты отступишь. Ты не должен допускать малейшей тени недобросовестности в поступках. Чтобы устоять в вере, твоя добросовестность должна быть как у человека, которому осталось жить только один день.
   Верующие в больших городах чаще отступают. Во многих городах редко встречается дух молитвы. Я желаю откровенно говорить. Очень многих называют людьми молящимися и очень духовными, но поговори с ними о молитве в том смысле, как о ней Слово Божие говорит, и ты увидишь, что они о ней не имеют понятия; они начнут задавать тебе тысячи бессмысленных вопросов, которые в голову им не пришли бы, если б они хоть что-нибудь, по опыту, знали из предмета твоего разговора. Относительно молитвы ни один человек не может быть прав в теории, если не испытал того на деле.
  Причина того, что во многих церквях так мало чистой веры, кроется в том, что значительная часть церкви допускает какую-нибудь неправду, которая истребляет их веру. Они в мелочах поступают не вполне честно. Я знаю, они будто-бы не видят в этом ничего предосудительного. Они говорят, что их поступок для всех ясен и т.д. Тем не менее, поступок остается недобросовестным и совсем не открытым для всех. Если б он был ясен для всех, они бы его не совершили. Не было бы искушения поступить так.
  Например, когда человек назначает цену за вещь, а потом сбавляет ее, доказывая этим, что она не стоила ему того, что он за нее требовал, он непременно объяснит вам, что поступил так, зная заранее, что за нее не дадут той цены, которую он сначала просил. Желал бы я спросить его: "Неужели ты не взял бы денег, если б кто-нибудь согласился дать назначенную тобою цену? Если бы тебя считали за честного человека, не запрашивающего лишнего, - отказался ли бы ты от запрошенного тобою? Или сознался ли бы ты откровенно, что желал стянуть столько лишнего, заметив неопытность и легкомысленность покупателя, который, при покупке, сразу согласился бы дать тебе спрошенное тобою за предмет? Решился ли бы ты, уступив вещь, сказать: "я запросил лишнее, ожидая, что вы будете торговаться"; и открыл ли бы истинную стоимость вещи, отказавшись от лишнего, если б тебе за выручку положили сумму, которую ты сначала запросил?"
  Я сам был поражен тем, что наблюдал среди людей, называющих себя верующими. Я, право, не решаюсь дать человеку сразу ту цену, которую он просит с меня за вещь, страшась переплатить ему, а, между тем, ненавистно предлагать меньше, чтобы не думали, что я желаю приобрести ее ниже ее стоимости; и, на основании того, что я не позволяю себе торговаться, я узнаю, что за некоторые вещи заплатил вдвое дороже, чем они стоят. Говорят, что это общепринято. Хотя-бы и было так. Представь себе, что было-бы общепринятым для верующих напиваться, божиться или посещать непотребные места, - разве это улучшило бы положение? Освятило ли бы это подобные поступки? Нередко сам покупатель не менее виноват, чем продавец. Вот он входит, спрашивает крайнюю цену вещи, ему говорят ее, а он отвечает: "Нет, я этого не дам", и предлагает меньше. А ты, назначив крайнюю цену, за которую можешь уступить вещь, ради того, чтобы не упустить покупателя, все-таки отдаешь ему за то, что он тебе предлагает. В этом случае он согрешает, искушая тебя, если ему известна стоимость вещи, а ты согрешаешь, уступая ему при данных условиях, вводя его в искушение снова повторять свой поступок.
  Если ты полагаешь возможным допускать малейшую недобросовестность в действиях и, одновременно с этим, наслаждаться присутствием Божиим, ты обманываешь самого себя. Всякий, начинающий поступать так, отъявленный лицемер, или близок к отступлению.
  Церкви не могут пользоваться твердой верой, не могут усиленно приняться за работу и никогда не узнают силу молитвы, пока не совершатся у них преобразования в этом направлении. Верующие должны иметь достаточно совести, чтобы быть честными, и достаточно веры, чтобы верить в грядущий суд и в то, что Бог видит всякую их сделку и слышит каждую ложь, которую они делают и говорят за прилавком.
  Вера никогда не умножится, пока вы не исправите путей ваших. Посмотри, как шутит с ценою верующий, все понижая и понижая ее, потому что имеет дело с толковым покупателем. Я его отмечаю, как отступника. Он не честный человек. Он не служит Господу в деле своем. Он не поступает, как верный домоправитель Божий. Думаешь ли ты, что он старается заключить сделку, выгодную для Бога?
  Могу тебя уверить, что его соображения клонятся не в пользу Бога, а в свою. Богу не нужно, чтобы ради Него обманывали. Поступающие так насытятся от путей своих.
  Сребролюбие есть одна из самых главных причин отступления. Любостяжание есть идолопоклонство. Когда мы сберегаем больше, чем необходимо, мы терпим лишения не в одном материальном, но и духовно становимся тощими. Ничто так не умерщвляет веру, как сребролюбие. Труднее всего пробудить таких верующих или поддерживать их бодрствующими. Укажи мне человека, крепко ухватившегося за мир, от него не жди многого в деле веры. Иногда можно встретить сребролюбивого пастыря. Он никуда не годен, как пастырь, он никогда не принесет пользы, пока не освободится от этой страсти. Пресвитер ли он? Не назначай такого пресвитером. Сребролюбивый человек только причинит вред и задержит рост церкви. Если у вас имеются подобные пресвитеры, советую вам освободиться от них, как можно скорее. Они отступники, и всегда будут стоять вам поперек дороги. Бог запрещает иметь сребролюбивых епископов, и ни одна церковь, терпящая их, не может процветать.
  Еще причина, по которой часто случается отступление, это недостатки правдивости и искренности в разговоре. Большинство людей не называют это ложью; тем не менее, оно так похоже на ложь, что не знаю, как иначе назвать это. Человек, привыкший преувеличивать, подкрашивать и стараться удивлять своими рассказами, не может иметь чистую совесть. Он отступит. Чтобы избежать этого, надо всегда держаться чистой правды, как будто ты даешь показания под присягой или как-бы находишься в присутствии Бога, Который слышит каждое слово, что ты произносишь. "Да будет слово ваше: "да, да" и "нет, нет"; а что сверх этого, то от лукавого".
  Сплетни. Укажи мне любящего передавать добытые тайны, будь то мужчина или женщина, и я отмечу его, как отступника, который будет делаться все хуже и хуже, если не раскается. Всякий, горящий нетерпением всегда первым сообщить последнюю новость, будет жить и умрет отступником, если не изменится в этом отношении.
 Легкомыслие. Это столь явная причина отступления, что не нахожу нужным останавливаться на этом.
  Невоздержанность в образе жизни во многих случаях служит причиною к отступлению. Не имею в виду здесь лишь злоупотребление крепкими напитками, но излишество и невоздержанность в пище, и питье вообще. Не говорю о тех, кто, сидя за столом, осушают рюмку за рюмкой, доходя до крайне возбужденного состояния. Поступающий так - слишком явный отступник и не требует особых объяснений. Но я говорю о тех, у которых от излишка пищи притупляются чувства, тяжелеет мозг и они утрачивают свежесть и бодрость после еды, которые имелись до нее. Тот, кто позволяет себе такую невоздержанность, непременно отступит. Укажите мне человека, который сидит за столом и ест, пока становится более склонен ко сну, чем к молитве, и вот, уже один, превращающийся в обжору, Он не устоит в вере. Хотя бы то, что ему подается, само по себе было бы вполне позволительным, невозможно человеку предаваться такому излишеству и сохранить себя от отступления. Он невоздержан, и Бог смотрит на него как на такового.
  ( Продолжение на страничке Чарльз Финней. Последствия отступления)

 
Рейтинг@Mail.ru
 
Категория: Вавилон | Просмотров: 319 | Добавил: Евгений | Теги: идолы, богословие, Чарльз Финней, отступники | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
avatar