MENU

13:42
Бог велик
                   
05.02.17
  Размышлял вчера о вере. Почему у кого-то есть вера, а у кого-то нет веры? Думать, что есть у тебя вера и иметь живую, настоящую веру - это не одно и то же. Когда вера ничего не делает, то такую веру Апостол Иаков называет мертвой верой и сравнивает с верой бесов в Господа. Которые не только веруют в Него, но и трепещут пред Ним.
   Человек получает спасение, жизнь через веру. Получает исцеление через веру. Так как плоть немощна и она получает разрушение, болезнь, когда грех живет в нем.
  То, что жива наша плоть, - это и не жизнь по-настоящему, а так, существование, функционирование белковых тел.
   И вот, мирской, неверующий человек в глазах Бога, который остался без духа своего, выглядит как умалишённый. Так как дух не умирает никогда, а живет вечно. Но, лишь, главное где: в раю с Богом или же в преисподней с сатаной.
   Если сатана это падший дух, то и человек, также, падший дух, как и сатана. И первый и второй в лице Адама и Евы пали в грех и остались без Бога, без жизни вечной, так как, лишь, у Бога жизнь.  
  Они отличаются, лишь, тем, что у сатаны нет тела, а у человека есть тело. И только. Мы знаем из Писания, что смерть будет брошена в озеро огненное и серное, то значит, что все обитатели преисподней, озера огненного и серного и есть МЕРТВЕЦЫ.
  Вера, как я понимаю, это доверие Богу. Насколько ты доверяешь и вверяешь себя, свою жизнь Ему, настолько и жива твоя вера. Другими словами, насколько ты мертв для себя, для своих планов и амбиций, настолько и жив для Бога. Настолько и может Он располагать тобою и использовать тебя.
  Почти, об этом самом пишет Вочман Ни: "Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною; ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет её; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретёт её" (Мат. 16:24-25).  Господь призывает учеников взять крест, предав душевную жизнь свою на смерть. Между тем, как в Мат. 10 главный нажим был сделан на душевную привязанность, здесь он делается на „я" нашей души. Из вышеприведенных стихов мы видим, что к этому времени Господь Иисус разворачивал перед учениками приближающуюся к Нему встречу со крестом.
  Из чувства сильной любви к Господу апостол Пётр воскликнул: „Будь милостив к Себе, Господи!" Пётр заботился о человеке, убеждая Господа пощадить Себя и избавиться от боли креста во плоти. Пётр не понимал, как человек должен заботиться о том, что Божье, даже в таком деле, как смерть на кресте. Он не видел, что забота о воле Божией должна далеко превосходить заботу о себе. Его отношение было приблизительно такое: "Хотя смертию на кресте человек послушный Божьей воли и исполняет Божие назначение, но не следует ли подумать и о себе? Не должен ли он подумать о боли, которую придётся ему перенести? Будь милостив к Себе, Господи!"
  Что же ответил Петру Господь? Он строго упрекнул его, и сказал, что такая мысль как жалость к себе могла прийти только от сатаны. Потом Он продолжал говорить ученикам: "Не только Я Один пойду на крест, но все вы, которые желаете идти за Мной и быть Моими учениками, тоже должны пойти на крест. Мой путь должен стать вашим путём. Не думайте ошибочно, что только Я должен исполнить волю Божию; все вы тоже должны творить Его волю. Точно так, как Я не щажу Себя и покоряюсь беспрекословно воле Божией даже до смерти крестной, так вы должны отвергнуть свою жизнь в угоду своему „я", и быть готовыми потерять жизнь в послушании Богу". Петр сказал Господу: „Будь милостив к Себе, Господи!" А Господь ответил: „Отвергнись себя!"
  Следование за Иисусом стоит чего-то человеку. Плоть содрогается от такой перспективы. Пока душевная жизнь самодержавно правит внутри нас, мы не способны принимать повеления Бога, потому что она желает делать то, что угодно ей, а не Богу. Когда Господь призывает нас отказаться от всего ради Него, наша природная жизнь инстинктивно отвечает жалостью к себе. В таком состоянии мы не готовы платить никакой цены ради Бога.
  Если мы обратим внимание на случай с Господом и Петром, мы легко увидим, каким порочным может быть действие душевной жизни. Пётр произнёс эти плотские слова сразу же после откровения от Бога о тайне, сокрытой до тех пор от людей, что одинокий Иисус, за Которым они ходили, был на самом деле Сыном живого Бога. Сразу же после такого потрясающего откровения Пётр запутался в своём „я", пытаясь убедить Господа смилостивиться над Собой.
  Это ещё раз убеждает нас в том, что никакое духовное откровение или знание, каким бы великим то и другое ни было, не освобождает нас от власти души. Наоборот, чем больше мы знаем и чем глубже наш опыт, тем более сокрытой будет наша душевная жизнь, и следовательно, тем труднее будет отыскать её и изгнать.
  Пока природная сфера не будет радикально истреблена посредством креста, она будет продолжать храниться внутри человека. Случай с Петром заключает в себе ещё один урок для нас: мы видим, как бесконечно бесполезна природная жизнь.
  В данном случае душевная жизнь Петра возбуждена не ради него самого, но ради Господа Иисуса. Он любит Господа; ему жаль Его; ему хочется, чтобы Господь был счастливым; он глубоко против таких страданий Господа. Его сердце в порядке, у него благое намерение, но оно основано на человеческих соображениях, исходящих из души. Господь отвергает все такие соображения.
  Даже, желать Господа непозволительно, если это исходит от плоти. Не показывает ли это нам вне всякого сомнения, что мы можем на самом деле быть душевными, служа Господу и желая Его? Если Сам Господь Иисус отказался от душевной жизни в служении Богу, Он несомненно не хочет, чтобы мы служили Ему таким образом.
 Он призывает верующих предать душевную жизнь смерти не только потому, что она любит мир, но и потому что она может пожелать Господа. Господь никогда не спрашивает, сколько мы делаем, но только, откуда исходит то, что мы делаем.
 Именно потому, что Пётр в данном случае в Мат. 16 говорил от души, Господь призывает учеников отвергнуть себя (свою душу). И кроме того, Господь прибавляет к этому ещё, что сказанное Петром пришло от сатаны. Из этого мы видим, как сатана может пользоваться эгоистической стороной жизни человека. До тех пор, пока всё это не будет предано смерти, у сатаны будет орудие труда.
  Пётр говорит, потому что дорожит Господом, но сатана манипулирует им. Пётр умоляет Господа быть милостивым к Себе, не сознавая, что просит этого по вдохновению врага. Сатана может побуждать людей любить Господа и даже учить их молиться. Он не беспокоится, когда люди молятся или любят Господа, но что пугает его, это то, что они могут начать любить и молиться не душевной энергией. Пока жива в человеке душевность, дело сатаны преуспевает.
  Да покажет нам Господь, как опасна эта жизнь, потому что верующие могут очень быстро решить, что они духовны только потому, что любят Господа и восхищаются всем небесным. Цель Божия не может быть достигнута до тех пор, пока сатана находит возможность работать посредством души, которая остаётся не отданной на крест.
Жалость к себе, любовь к себе, страх перед страданием, уклонение от креста — всё это только некоторые проявления душевности, потому что её главное побуждение состоит в самосохранении. Ей ужасно не хочется понести какой бы то ни было урон. И именно поэтому Господь призывает нас отвергнуть себя, взять крест и таким образом сокрушить нашу природную жизнь. Каждый встающий,  перед нами крест, который зовёт нас отказаться от себя. Любви к самим себе не должно быть у нас даже в тайниках нашего существа, но мы должны отдать жизнь свою силою Божией.
   Господь говорит, чтобы мы взяли „свой" крест, потому что Бог даёт каждому из нас „наш" личный крест. И его мы должны нести. Хотя это наш крест, он тесно связан со крестом Господа Иисуса. Если мы готовы взять наш крест с таким же расположением духа, с каким Христос принял Свой, мы увидим, что сила креста пребывает в нас и делает нас способными терять нашу природную жизнь. Всякий раз, когда мы берём крест, душевная жизнь несёт урон. Всякий раз когда мы обходим крест, душевная жизнь питается и сохраняется.
  Господь Иисус не говорит, что мы можем покончить со своими природными наклонностями раз и навсегда. Несение креста продолжается всю жизнь. Крест, который осудил грех на смерть, это совершившийся факт, и всё, что нам нужно сделать, это принять этот факт верою. Но тот крест, с помощью которого мы избавляемся от душевной жизни, совсем другой.
  Самоотречение не есть уже полностью совершившееся дело; его нужно совершать ежедневно. Это не значит ещё, что душевная жизнь вообще не будет потеряна, или что она будет теряться медленно. Это просто означает, что тот крест, который работает над душою, действует иначе, чем тот, который раз и навсегда разделался с нашими грехами. Почему? Потому что смерть за грех совершил за нас Христос: когда умер Он, мы умерли в Нём.
  Но отречение от души не есть законченное дело. От нас требуется, чтобы мы ежедневно брали свой крест силою креста Христова и ежедневно решали отречься от себя, пока нашего „я" не будет.
  Отречение от природной жизни не совершается раз и навсегда. В отношении греха нам нужно только принять совершившееся на кресте Христовом (Рим. 6:6) и мы избавляемся моментально от власти греха и рабства ему. Это можно пережить в один момент с полной и совершенной победой. Но жизнь нашего „я" нужно преодолевать шаг за шагом. Чем глубже проникает в нас Божие Слово (Евр. 4:12), тем глубже работает крест, и тем дальше Дух Святой завершает единение жизни нашего духа с Господом Иисусом.
  Как могут верующие отречься от своего „я", если они не знают его? Они могут отречься только от той части душевной жизни, которая известна им. Слово Божие должно открывать нашу природную жизнь перед нами всё больше и больше, чтобы работа креста могла проникать всё глубже и глубже. Вот почему крест нужно нести ежедневно. Большее познание воли Божией и самого себя даёт кресту больше места для работы над нашим „я".

 
Рейтинг@Mail.ru
 
Категория: Жизнь без веры | Просмотров: 567 | Добавил: Evgeniy | Теги: плоть, Дух, Вочман Ни, жизнь, вера, Бог, ангел, душа | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
avatar